Вход   Регистрация   Забыли пароль?
НЕИЗВЕСТНАЯ
ЖЕНСКАЯ
БИБЛИОТЕКА


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


Назад
Житейская история

© Гасилова Халида 1979

Я сидела и работала. Вернее, пыталась работать. Утром истекал срок, назначенный редакцией, а очерк у меня так и не сложился. Все вроде было на месте и сюжетная линия, и фактов вдоволь, а дело не шло.

Я отодвинула в сторону исписанные листы бумаги и задумалась. О чем думается в таких случаях? Конечно же прежде всего о том, что заела текучка и хорошо бы, имея свободное время, поработать спокойно, не торопясь, над интересной темой.

Ох эти интересные темы! думала я. Скоро год, как я не могу выбраться из города. А ведь сколько вокруг новых дел, больших строек, новых городов, где ходят живые герои ненаписанных произведений, где сама жизнь подсказывает тебе темы, одна интереснее другой. Нет, подумала я и решительно встала из-за стола. Здесь, дома, где окружает тебя до последней черточки знакомое и привычное, — можно ли ждать чего-то интересного.

Так подумав и походив по комнате, я вновь подошла к столу и взяла в руки перо. Задание редакции надо выполнить — это непреложный закон журналистики.

Тихий, неуверенный стук в дверь отвлек меня. Я пошла в прихожую, перебирая в уме, кто бы это мог быть, и недоумевая, почему поздний гость не воспользовался звонком.

На лестничной площадке стояла старая женщина. Невысокая, седая, в темном пальто, наброшенном на плечи. Мы не были знакомы, хотя видела я ее, кажется, не впервые.

Вы ко мне?

Да... Если можно…

Уже в передней, вешая пальто и без конца извиняясь за поздний визит, она объяснила, что живет в соседнем подъезде, что давно собиралась зайти посоветоваться по очень важному для нее делу и что если сделала это не вовремя, то, пожалуй, может отложить до другого раза... Я внимательно поглядела на позднюю гостью, на нервные, неуверенные ее движения и поняла, что до следующего раза откладывать не следует. Прощаясь в душе с потерянным рабочим вечером, я пригласила женщину в комнату.

Теперь я хорошо разглядела ее. Нет, старой она явно не была — от силы лет пятьдесят. Старили ее ранняя седина и еще, пожалуй, выражение какой-то привычной боли в глазах. Не нужно было быть ни психологом, ни «инженером человеческих душ», чтобы заметить — эту душу терзает глубокая затаенная печаль.

Я много думала, прежде чем решилась обратиться к вам. С тех пор как узнала, что в нашем доме живет писательница... И что у нее тоже есть дочка... — тут женщина осеклась и надолго замолчала. Я не торопила ее. Она сидела выпрямившись. Морщинистые, натруженные руки тяжело лежали на коленях. Лишь подрагивание пальцев и влажный блеск глаз выдавали напряженную работу, что шла в ее душе. И наконец она начала свой рассказ...

Теперь и не вспомнить, как все началось. Давно это было, еще до войны. Хадиджа с матерью переехали в город из района и обосновались в старом бакинском дворе. Их и теперь еще много в городе, таких дворов... Здесь все обо всех знают, здесь острые языки отметят каждый твой шаг. Но в трудный час тебе поможет весь двор, забыв о ссорах и обидах.

Мать Хадиджи крепко сдружилась с молодой семейной парой по соседству. Это были славные, веселые люди. Шло время. Вскоре у них родилась дочка, маленькая Натаван. Хадидже в ту пору исполнилось восемнадцать, несколькими месяцами раньше она похоронила мать. Нужно ли объяснять, почему она привязалась к маленькой Натаван?

Помощь Хадиджи пришлась очень кстати. Отец девочки воевал, мать работала на заводе. С ребенком возились обе. А потом случилось самое страшное мать Натаван получила с фронта солдатский треугольник, написанный незнакомым почерком: «Пал смертью храбрых в боях с превосходящими силами противника...»

Молодая женщина не вынесла удара. Через два месяца она слегла с двухсторонним воспалением легких, да так и не оправилась. Натаван осталась круглой сиротой.

Хадиджа не раздумывала — после похорон она взяла малышку к себе. Та и не заметила перемены в своей жизни. Уже через несколько месяцев она стала называть Хадиджу мамой.

Соседки во дворе судачили — стоило ли совсем молодой девушке так осложнять жизнь? Возьмут ли ее замуж с ребенком?

И Хадиджа решила переехать. Она нашла квартиру в отдаленной части города. Труднее стало ездить на работу, да и скучно было поначалу без уютного старого двора, но это все — не главное. Лишь бы девочке было хорошо, лишь бы досужие разговоры не исковеркали ей жизнь.

Все шло своим чередом. И работа приносила Хадидже радость, и возвращение домой, где Натаван протягивала навстречу теплые ручонки. И только того, что люди зовут личной жизнью, у Хадиджи не было. Все заменила Натаван. И не роптала бы Хадиджа на свою долю, если б не этот извечный страх. Не одну ночь провела она, мучительно раздумывая над своей тайной. Что скажет Натаван, узнав, что Хадиджа ей не родная мать? Да — любила, да — растила, но ведь обманывала! Ложью присвоила себе не принадлежавшее ей имя матери... Что из того, что родная мать умерла? Сказать-то все-таки надо... Но как? Как сказать, если боишься потерять все, что и есть смысл твоей жизни? А как перенесет удар девочка — не озлобится, обидевшись на весь мир? не замкнется ли в себе? Больше смерти страшила Хадиджу возможность потерять любовь и доверие Натаван.

Потом стало и вовсе худо. В новый дом, где Хадидже дали комнату, — надо же было такому случиться! — вселилась женщина из того самого старого двора. Она знала правду. Склочная, мелочная, всегда успевавшая перессориться со всеми соседями, она и постарев не изменилась. Она с восторгом ухватилась за чужую тайну, и не проходит дня, чтоб не пригрозила она Хадидже «раскрыть девочке глаза». Хадиджа потеряла покой. Жить в ожидании удара... Никогда еще схороненная в душе тайна не жгла ее так сильно...

Как быть? Как жить дальше? Люди говорят, что писатели — народ мудрый. Так скажите же, помогите, вы, женщина, писательница, мать!..

Хадиджа-ханум смолкла. Лицо ее, мокрое от слез, спряталось в смуглых ладонях. Тягучая, больная тишина легла в комнате. Я молчала, положив руку на вздрагивающее плечо. Молчала, потому что не чувствовала себя «мудрой писательницей»... Что я могла сказать этой матери?

Но чем дольше я думала, тем яснее становилось мне: Хадиджа-ханум дольше молчать не должна. Я видела, сидящая передо мною женщина готова сломиться под тяжестью своей ноши. Да, надо сказать. Даже если... Я не посмела додумать эту мысль до конца. Я понимала, что этого «если» мать не переживет...

Хадиджа-ханум подняла глаза. И тогда я сказала твердо:

Не молчите...

Не помню отчетливо слов, которые говорила той ночью. Помню лишь острое до боли желание помочь, снять с этих плеч тяжесть. И ощущение собственной беспомощности.

Было уже близко к полуночи, когда проводила я свою гостью. И до самого рассвета думала о том, как прихотливо складываются людские судьбы. Как непросты самые, на первый взгляд, незамысловатые из них. Думала о том, как велик в сердцах людей запас добра, о том, как ранимы лучшие...

Прошло три дня. Я тревожно поглядывала на телефон. Бежала к двери при каждом звонке — все было напрасным... Хадиджа-ханум не подавала признаков жизни. Я готова была разыскать ее сама, но страшилась совершить бестактность. А что, если Хадиджа-ханум уже жалеет о нашем разговоре и хочет предать его забвению? Хороша тогда я буду со своими расспросами. Оставалось лишь ждать, и я ждала... Пришел вечер четвертого дня. Как всегда в это время, я сидела за своим письменным столом. И вдруг раздался звонок. Сдерживая охватившее меня предчувствие, я поспешила к двери. Там стояла Хадиджа-ханум.

Я широко распахнула дверь и отступила в прихожую. Хадиджа-ханум осталась на пороге. Скинула шаль. Прежде чем она успела произнести слово, меня поразило новое, незнакомое выражение ее лица. «Неужели?..» — кольнула мысль. И в этот миг я услышала:

Натаван... Моя девочка... Она, оказывается, все давно знала... Молчала — боялась сделать мне больно... — Хадиджа-ханум прислонилась к дверному косяку и засмеялась тихим, шелестящим смехом. — Вот ведь как обернулось! Моя дочка берегла мою тайну.

И тогда я поняла, что сделало Хадиджу такой молодой и счастливой.

© Гасилова Халида 1979
Оставьте свой отзыв
Имя
Сообщение
Введите текст с картинки

рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:




Благотворительная организация «СИЯНИЕ НАДЕЖДЫ»
© Неизвестная Женская Библиотека, 2010-2022 г.
Библиотека предназначена для чтения текста on-line, при любом копировании ссылка на сайт обязательна

info@avtorsha.com